Глава Почты России в отставке

Настя Дмитриева Теперь доставляют не только письма, но и тушенку Настя Дмитриева Почтальоны разносят тушенку и макароны, операторы учатся продавать, а начальники отделений фотографируют бабушек в очереди. Сотрудники "Почты России" на условиях анонимности рассказали Правмиру, как это работает сейчас. Сумасшедший объем из-за китайских магазинов Ночной оператор, стаж 7 месяцев, Москва: - Я пошла в "Почту России", потому что слышала от знакомых, что там меньше работы. <Поначалу мои ожидания не оправдались. В первый месяц казалось, что объем работы недостаточен. Но я начала работать зимой, когда работы всегда больше. Со временем работы стало меньше, и я привык делать все гораздо быстрее.

Но сейчас наши внутренние договоренности с руководством разваливаются, причем настолько, что я подумываю об увольнении. В моем трудовом договоре мои обязанности прописаны так, что практически любую работу можно подвесить.

Я подумываю об увольнении.

Основная обязанность ночного оператора - принимать корреспонденцию, которая поступает в ночное время. У каждого отделения свой график и свое время, допустим, час ночи. Приходит машина, нужно ее принять, разгрузить, подписать накладные. А потом начинается работа: нужно пробить заказные письма через компьютер, проштамповать их и раздать разносчикам. Обычные письма не нужно пробивать в компьютере, достаточно поставить штамп и раздать. Другая часть работы - это собственно посылки и эти кошмарные маленькие пакеты из Китая. <Их тоже нужно прогнать через компьютер и разложить по полкам в самом отделении, напечатать на них извещения. У нас сейчас сумасшедший объем из-за гигантских китайских интернет-магазинов. Люди заказывают эти вещи в огромных количествах. Мы должны все это обрабатывать. Почта не готова к таким объемам. Какие-то безделушки, сумочки, помады, очки с усами и носами, что только не заказывают. К этим наборам и посылкам относишься как к мусору, даже смотреть на них не хочется.

Мне положена премия за работу в ночное время. Но моя зарплата такая же, как и у дневного оператора, 25 000 рублей. Изначально в трудовом договоре должна была быть указана более высокая зарплата, но вместо этого нам ее повышают на какой-то процент. Увеличение нашей зарплаты, как и у всех людей в отделе, - это премия.

А премию можно получить.

И бонус можно получить, если отдел хорошо работает, успешно продвигает товар. Мы, естественно, не можем никому ничего продать ночью, и мы также не можем влиять на людей, которые работают днем, и мы зависим от того, как работает дневной отдел.

За семь месяцев работы отдел, а значит и я, один раз получил премию. В тот раз мне заплатили 30 000, но в основном со всеми доплатами моя зарплата колеблется в районе 27 000.

За семь месяцев работы в отделе, а значит и я, премию получали один раз.

Что касается конкретики, то в моем отделе работают в основном пожилые люди. Есть два молодых человека: я и мой сменщик, тоже ночной оператор, на год младше меня. Оба мы, конечно, пришли туда исключительно на подработку. Мой сменщик сейчас уходит, и я тоже собираюсь уходить. При такой зарплате в Москве неудивительно, что никто из молодых людей не спешит идти на почту.

Почта превратилась в организацию, которая полностью сосредоточилась на получении прибыли. Дело дошло до того, что в самих отделениях открываются магазины. Если отделение плохо продает, происходит разборка. Каждый филиал - это как микросистема: работа тяжелая, зарплата низкая, люди как-то приспосабливаются друг к другу, как-то все налаживается. <Понятно, что не всегда все идет по правилам. Когда начальство начинает вмешиваться, все рушится. Пункты - это относительно новая система обслуживания, которая тоже не очень хорошо работает. Хорошо, что внешние люди мало что о ней знают, иначе офисы были бы просто парализованы. Почта яростно отслеживает все отзывы и баллы. Но люди гораздо больше внимания уделяют негативу. Когда нам что-то не нравится, мы с большей вероятностью напишем жалобу, а если вам нравится отделение, вы с большей вероятностью подумаете: "Хорошо", и пойдете по своим делам.

В то же время, мы с большей вероятностью напишем жалобу.

Негативные отзывы гораздо легче получить, и никто их не проверяет. Но с точки зрения руководства, если кто-то жалуется, мы всегда неправы. И если у почты низкий рейтинг, ее начинают копать изнутри, потрошить проверками, и от этого всем становится только хуже. Почему на почте все так плохо? Много лет назад в России придумали специальную почтовую программу, через которую мы все обрабатываем.

Это требует ресурсов, которые наши жалкие, медленные компьютеры не могут обеспечить. Все постоянно зависает и сбоит, работать просто невозможно. Часто образуются очереди, потому что компьютеры постоянно ломаются, и все переходит в "синий экран смерти".

Быстрые компьютеры ускорили бы почтовую службу на процент. Не сверхбыстрые, а те, что стоят тысячи. На одно почтовое отделение их нужно пять штук. Другая причина заключается в том, что подготовка специалистов оставляет желать лучшего. <Когда я пришла, все понимали, что я ночной оператор, но меня обучали как дневного оператора: все операции с кассой и прочие вещи я не делала ни разу за семь месяцев. Просто не существует программы обучения, предназначенной специально для ночных операторов. Если вам повезет, они научат вас чему-то, примерно 40 процентам работы.

А остальное вы можете сделать сами. Вы будете учиться на собственных ошибках и штрафах. Я говорю бабушкам: "Можно я вас сфотографирую для отчета? Воскресенье и понедельник - выходные, мы работаем с до А наши разносчики писем приходят из службы доставки. Когда мы выходим во вторник, после выходных, почта скапливается, надо успеть ее обработать, а людей приходит много, мы принимаем счета за коммунальные услуги. Вторую неделю подряд по вторникам люди жалуются на сайте, что у нас очередь.

Мы жалуемся на сайте.

На эти жалобы приходится писать объяснительные, да и премии могут лишить. Буквально вчера на открытии отделения передо мной стоят две бабушки, и мне уже поступила жалоба на очередь. Я бабушкам сказала: "Можно я вас сфотографирую, чтобы доложить заведующей? Потому что на нас поступила жалоба. Я делаю фотографию, отправляю ее начальнику в вайбер и пишу: "На нас опять поступила жалоба, вот мой фотоотчет, откуда она взялась, мы не знаем".

Начальник связывается с моей начальницей, она звонит, я отправляю ей ту же фотографию. Она говорит, что, видимо, у нас есть какой-то недовольный, который просто дома строчит эти жалобы". Супервайзеры, кстати, появились недавно, может быть, два-три месяца назад. Они нам рассказывают, учат, как предлагать страховку, помогают оформить товар, чтобы он бросался в глаза покупателю. Они проверяют ценники, чтобы мы не забыли их поменять. Витрины полностью меняются, если где-то что-то стоит не так, как надо.

Витрины полностью меняются.

Почтовый офис меняется, сейчас у него более современный темп. Мне очень нравится, что мы выдаем мелкие пакеты с помощью текстовых сообщений. Подошел клиент, электронная подпись есть, продиктовал номер телефона, и все. Автоматизация работы, удобно.

.

У меня оклад рублей. Если отдел выполняет плановые продажи, примерно еще плюс выходит. В торговле сложно выполнить план, предложить товар, макароны, гречку: рядом около десяти продуктовых магазинов. А в остальном - делаем, что можем и что получается. Кроме того, мы являемся агентами Почта Банка: предлагаем услуги, можем оформить карту, предложить кредит, и все это тоже идет в дополнение к зарплате.

У нас хорошие клиенты. Из месяца в месяц приходят одни и те же люди, особенно бабушки. Стараешься им все объяснить, особенно про квитанции. Дарят шоколадки, конфеты, в субботу даже банку варенья принесли, чтобы мы не заболели.

Мы пьем с ним чай. Сначала мне все это не нравилось. Но потом, когда начинаешь учиться, отношение меняется. Даже эти лишние фразы - мы просто стали чаще здороваться с людьми. Чтобы предложить услугу, нужно сначала установить контакт. Люди даже стали более мягкими из-за этого. И я не могу сказать, что прямо чувствую себя некомфортно.

Навигация

Comments