И на земле будьте добры

Давай, обними меня скорей, Ведь для этого ты, в сущности, и нужен! В холода наши тела греют радиаторы, Ну, а в собаках греют наши души.

В собаках мы можем согреться в холода.

В собаках, в любое время года, Взрослые и малыши могут согреться. Когда в душе непогода, Или проблем случилось выше крыши. Вдруг окунулась в клубок шерсти, Моя усталая, разбитая душа. Так приятно снова быть вместе, Без тебя моя душа как ёжик. Вот и все, хватит пяти минут. Сжимая пса в объятьях, как в тисках, Я снова люблю жестокий мир, За такие моменты, как эти лоскутки.

А если ваша ценность не видна, Возможно, ваши расценки низки? Есть те, кто сияет для людей. Они ценнее всех богатств мира. Это люди, которые приходят на помощь в трудную минуту, И их добрые дела всегда видны. Другие стоят гроша, Как никчемные безделушки, Их дешевые поступки ничего не стоят. Это люди, которые платят своим сердцем и душой... подлостью и ложью.

С ними ты привыкаешь к пустоте... Ты принимаешь других как награду. Но когда они оба будут рядом, Ты узнаешь Достойных! В центре города, в полупустом кафе, Хотя уже почти двенадцать часов. Передо мной только несколько парней И бабушка с костылем стоит. Она, видимо, зашла в теплое место, Глаза стыдливо опустила от еды. Она спросила: "Можно мне немного кипятка, Один стакан, чтобы немного согреться? Мне много не надо, только два глотка, Извините, мне больше некуда идти".

Высокий парень, видимо, продавец, молча усадил старушку за стол. Про себя я подумал: молодец. Чем еще удивишь, сокол?

Через минуту стол был накрыт, Тарелка супа, выпечка, фрикадельки. Когда он положил к чаю конфеты.

На лице моем вдруг появилось недовольное выражение. Но когда я услышал их слова, меня поразило "обвинение" Они вылили грязь на пожилую женщину. Они говорят, что по городу много бездомных, Уже в кафе забрались жулики. Они впускают вонючих пьяниц, Должны же быть какие-то границы, верно? "Они широко открыли дверь для всякой мрази, Нет места для нормальных людей, чтобы пить кофе. Если я не смогу хоть на шаг приблизиться к Европе, меня будут мыть отбеливателем... Кассирша спокойно принимает мой заказ, не глядя на парней.

Они кричали: "Кто нас обслужит? Кто заплатит нам то, чего мы ждем? Они схватили нас за шиворот, как маленьких детей, и вышвырнули из заведения. Старуха взяла из кухни сумку, положила в нее все, что смогла уместить. "Они махали ей через окно, я не могла поверить в то, что произошло. Я так рада, что в сердцах людей еще есть доброта и сострадание".

Нет ничего хуже на свете, чем циничное, бездушное существо.

Навигация

Comments