Нью-йоркские банды фильм

RussiaPost Story Тезис о том, что бытие определяет сознание, в данном случае работает на проценты. В его перенаселенных трущобах, где вынуждены были ютиться ирландские иммигранты, процветали нищета, болезни и насилие. Жесткая среда формировала жесткие характеры, и местные жители, чтобы обеспечить себе достойную жизнь или просто выжить, стали объединяться в "клубы по интересам", больше похожие на банды разбойников, которыми они, по сути, и являлись. Настоящей колыбелью гангстеров стал печально известный район Пять углов, откуда привычка к бандам распространилась по всему Нью-Йорку.

Среда обитания банд Нью-Йорка Пять углов Пять углов, район, образованный улицами Кросс, Энтони, Литтл-Уотер, Орандж и Малберри, выходивший на крошечную площадь, был самой настоящей колыбелью ирландских банд Нью-Йорка. Как только они появились, район считался вполне приличным и тихим местом. Но начиная с года, все стало резко меняться, и с этого момента следует писать историю банд как явления. Построенный на болоте, район медленно погружался обратно в трясину. <Сырость, разрушающая дома, постоянные туманы и ядовитые испарения, поднимающиеся от болот, заставили всех более или менее состоятельных жителей Пяти углов переехать в другие районы Манхэттена. Дома освобождались, цены упали до неприличия, и ирландские иммигранты, наводнившие город после революции и провозглашения Ирландии республикой, стали заселяться в бывшие квартиры добропорядочных ньюйоркцев.

Чарльз Диккенс о Пяти углах "Что за место! Узкие проходы расходятся влево и вправо, и повсюду стоит запах грязи и отбросов. Образ жизни здесь приводит к тем же результатам, что и везде. Грубые, дряблые лица, которые мы видим в этих домах, такие же, как и во всем мире". <Сами дома преждевременно состарились от разврата. Посмотрите на прогнившие балки, разбитые и заколоченные окна, хмурящиеся тусклыми глазами, словно побитые в пьяной драке. Здесь живет много свиней.

Это интересно. <Интересно, удивляются ли они, что их хозяева ходят на двух ногах, а не на четырех, и что они говорят, а не хрюкают? Старая пивоварня - когда-то в этом здании действительно была пивоварня, но с годами здание обветшало, и было решено свернуть производство пива.

Здание было отдано под многоквартирный дом, который быстро приобрел наибольшую известность в этом не самом лучшем районе Нью-Йорка. Более тысячи ирландцев нашли убежище в подвалах старой пивоварни.

Ужасные условия жизни усугублялись тем, что большинство обитателей старой пивоварни почти никогда не покидали здание, опасаясь быть схваченными полицией. Многие из местных жителей находили пропитание, прячась в темном коридоре, поджидая соседей, несущих что-нибудь поесть, бесстыдно били их по голове чем-нибудь тяжелым и забирали еду. Доходило даже до того, что убивали маленькую девочку, которая безрассудно показывала мелкую монету, заработанную попрошайничеством.

Улица, проходившая мимо старой пивоварни, тянулась с севера на юг. Южная часть получила заслуженное название Аллея убийц, а северный конец улицы вел в огромное помещение, называемое Пещерой воров. Бауэри Еще одним очагом преступности был район Бауэри, который являлся своеобразным культурным центром для обитателей городского дна. Более спокойная обстановка оказала свое влияние на эти группы - они были преступниками, но никогда не до такой жестокости, как парни с Пяти углов.

Прибрежный Некогда респектабельный и даже аристократический, к году Пятый район стал одним из самых опасных мест в городе. Большую часть работы здесь выполняли так называемые речные банды пиратов. Но и "Парни Рассвета", "Браггеры", "Бэквотеры", "Болотные ангелы", "Бойня", "Короткохвостые" и "Пограничные парни" тоже были не чужды простого грабежа. Местная канализация, сделавшая большинство домов здесь непригодными для жилья, была пристанищем для местных банд.

Канализация также помогала им зарабатывать на жизнь: воры пробирались в дома через канализацию и прятали награбленное в сточных канавах.

Свое название банда получила из-за самодельных шлемов - огромных цилиндров, наполненных кожей и шерстью, которые члены банды надевали во время разборок. Банда состояла исключительно из ирландцев, да и то не всех.

Нужно было быть очень хорошим бойцом и настоящим отморозком, чтобы заслужить право носить гордое звание "уродливого цилиндра". Бродя по водам реки Гудзон на своих маленьких лодках, они совершали набеги не только на корабли, но и на прибрежные фермы. Банду уничтожали те же фермеры, которые начали отстреливать пиратов, и судовладельцы, не скупившиеся на серьезную вооруженную охрану. Эти крутые парни шли на разборки под своеобразным знаменем - длинными палками с болтающимися на них тушками кроликов.

Название банды произошло от одного примечательного случая. Во время одной из стычек, произошедших между членами банды Таракана, кто-то бросил в комнату, где находились бандиты, мертвого кролика. Это не очень серьезный парень, поэтому один из парней воспринял это как знак свыше и покинул Банду, образовав свою собственную банду с таким несерьезным названием. Сами "Мертвые кролики" не любили, когда их называли бандой, предпочитая называться клубом, о чем и заставили нью-йоркских журналистов писать в газетах.

Эти пираты пришли на смену банде Чарлтон-стрит, но они не собирались повторять ошибки своих предшественников, убивая всех, кто представлял потенциальную угрозу делу.

Для них не составляло труда убить случайного свидетеля, перебить всю команду на корабле и потопить сам корабль. Именно деятельность Рассветников заставила городских властей организовать совершенно новое правоохранительное ведомство - Береговую охрану. Доунеры не смогли противостоять речной полиции, и вскоре их пиратская деятельность в водах близ Нью-Йорка была сведена на нет.

В рядах "Парней из Бауэри" когда-то были одни из самых жестоких бандитов, которых когда-либо видел Нью-Йорк. Они были, как следует из названия, ворами всех мастей.

Карманные кражи, взломы, грабежи и кражи со взломом были основными видами деятельности этой банды из Нижнего Ист-Сайда.

Взрослые лидеры банды опирались на беспризорников, поэтому в организации не было даже малейшего намека на дисциплину. Несмотря на это, банда "40 воров" просуществовала достаточно долго - с х по е годы.

После распада многие ее члены присоединились к различным бандам Пяти углов. Хиос Ходили слухи, что в эту банду принимали только тех, кто совершил убийство. Лидеры банды быстро поняли, что можно неплохо заработать, выполняя "особые услуги" за денежное вознаграждение. Вот прейскурант, найденный у одного из членов банды: Деятельность банды Изобретательность ирландцев в грабежах была безгранична.

Каждый член банды считал своим долгом изобрести какой-нибудь новый способ совершения преступлений. Например, было очень популярно преследовать человека по улице, пока сообщники грабителей не выльют на него ведро золы из определенного окна. Пока жертва кашляла и задыхалась, бандиты затаскивали его в подвал, где убивали и забирали все ценное, включая обувь и одежду. Банда "Черная патока" получила свое название из-за способа, которым они грабили магазины. <Считается, что главарь банды Джимми Данниган придумал гениальный способ обчищать кассы местных продуктовых магазинов: Джим заходил в магазин и просил владельца наполнить его шляпу патокой, по его словам, заключая пари со своим приятелем.

Заинтересованный владелец магазина выполнял странную просьбу, после чего Джимми надевал шляпу на голову. Густая патока залила ему глаза и фактически приклеила шляпу к волосам. Пока владелец пытался освободиться, бандиты спокойно обчистили магазин и ушли. Гангстеры-пожарные Важную роль в жизни Нью-Йорка ирландские бандиты играли в качестве пожарных, даже если это кажется шуткой.

Мошенники, хулиганы, грабители и убийцы собирались в пожарных департаментах с далеко не альтруистическими целями. Все дело было в политике: банда, тушившая горящий дом, выглядела гораздо благороднее для местных жителей. Бандитские пожарные команды давали своим транспортным средствам - повозкам с насосами и пожарными - названия, более подходящие пиратским судам: White Spirit, Black Joke, Herring Stomach, Dry Bones, Red Pirate, Hay Wagon, Big Six, Yale Maid, Bean Soup, Old Trash и Old Maid.

Драки между пожарными командами, состоящими из членов разных банд, часто приводили к тому, что сгорал целый дом или даже квартал: вместо того чтобы бороться с огнем, пожарные начинали избивать друг друга.

Нередко практиковались иезуитские методы резервирования пожарного гидранта, которого явно не хватало для полчищ пожарных, хлынувших к горящему дому. Как только гангстеры узнавали о пожаре, они посылали к горящему зданию самых быстрых членов своей банды.

Они, в свою очередь, накрывали гидрант пустой бочкой и садились на нее сверху, отбиваясь от соперников. Если мальчику удавалось отстоять точку до прибытия основных сил, ему воздавались все подобающие почести, и дом мог сгореть не полностью. Именно ирландцы одними из первых осознали полезность аптечных препаратов для преступной деятельности. Сначала они использовали настойку опия или морфия, чтобы опиатить моряков, заходивших в таверну, и продать их, спящих, экипажам кораблей.

Для грабежей, с другой стороны, использовался испытанный метод - битье дубинкой по голове. Однако вскоре ирландские банды стали использовать дары аптекаря и для ограбления клиентов питейных заведений.

В течение нескольких лет ирландские банды стали использовать дары аптекаря и для ограбления клиентов питейных заведений.

Во время ограблений они также использовали дары аптекаря.

Работу обычно выполняли парами - мужчина и женщина. В обязанности девицы входило отвлекать клиента, а ее сообщник должен был незаметно подсыпать или подливать жертве снотворное. Сначала для этой цели использовали нюхательный табак, затем перешли на гидрохлорид и морфий. Мошенники не заморачивались с дозировкой, действуя по принципу "чем больше - тем лучше", и поэтому мало кто из попробовавших ирландский коктейль просыпался на следующее утро.

Бандиты стремились заработать на всем, не останавливаясь даже перед самой жуткой и кощунственной работой. В Нью-Йорке были широко распространены команды кладбищенских воров, которые выкапывали тела умерших и продавали их студентам-медикам. Гангстеры тех лет также активно участвовали в политической жизни города, хотя и весьма своеобразно: избивали и убивали политических конкурентов своих нанимателей, срывали выборы и запугивали избирателей.

Гангстерские бунты Огромное количество банд и неспособность полиции исправить ситуацию постепенно привили гангстерам чувство полного контроля над своими районами. Единственной властью на улицах были гангстеры, которые очень болезненно воспринимали любые попытки властей вмешаться в жизнь подконтрольных им кварталов. Часто это приводило к самым настоящим бунтам, во время которых происходили пожары, массовые линчевания и вооруженные столкновения с полицией. Раненые люди лежали на тротуаре и были растоптаны.

К побежденным подошло подкрепление и бросилось на их преследователей, вынудив их отступить на Малберри, Элизабет и Бакстер-стрит,

The New York Times от 6 июля. Бунт мертвых кроликов В году произошла одна из самых страшных резней банд в истории Нью-Йорка. Все началось с того, что банды "Пяти углов" решили отпраздновать День независимости несколькими налетами на пабы в Бауэри.

Конечно, местным парням это не понравилось, и началась массовая драка. Вмешательство полиции только усугубило ситуацию - разъяренные бандиты обратили свой гнев на полицейских. Улицы были перекрыты баррикадами, а вместо кулаков и дубинок в ход пошли револьверы и мушкеты. Бунт удалось подавить только благодаря вмешательству гвардейцев. Вид солдат, марширующих в плотном строю, готовых броситься в штыковую атаку, быстро остудил горячие головы бандитов.

Призыв к бунту партизан.

Призывной бунт.


Навигация

Comments

  1. Отправила первый пост, а он не опубликовался. Пишу второй. Это я, туристка африканских стран